Микробиота кишечника: Почему мы с бактериями — единое целое

Микробиота кишечника: Почему мы с бактериями — единое целое

ЕЩЁ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА нобелевский лауреат Илья Мечников предположил, что микрофлора кишечника может определять физическое и даже психическое здоровье человека. Технологии того времени не позволяли подтвердить или опровергнуть эту теорию, но сегодня с уверенностью можно сказать: российский биолог был прав в своих догадках. За последние несколько лет скопился огромный массив данных о населяющих нас микроорганизмах. Оказалось, что их намного больше, чем предполагалось, они отвечают за множество важных процессов и, по сути, живут в абсолютном симбиозе с человеком: мы никак не можем без них, а они — без нас.

Из чего состоит микробиом
Несколько лет назад на фоне всплеска интереса к теме вместо привычного понятия микрофлоры стали всё чаще звучать более современные термины: микробиом и микробиота. «Микробиом — это экосистема, в которой живут микроорганизмы и ресурсами которой они пользуются. Есть микробиом почвы, океана и других природных ниш. У человека тоже есть разные микробиомы — кожи, кишечника, дыхательных путей и мочеполового тракта. А микробиотой, или микрофлорой, называют сами организмы (бактерии, грибы, вирусы, археи и другие простейшие), которые можно выделить из этой экосистемы и изучить», — объясняет Елена Ильина, доктор биологических наук, руководитель отдела молекулярной биологии и генетики Федерального научно-клинического центра физико-химической медицины ФМБА России. Тем не менее часто термины «микробиом» и «микробиота» используют как синонимы.

Главным стимулом к новым исследованиям микробиоты в начале XXI века стало развитие геномного секвенирования — метода, позволяющего прочитать геном того или иного организма. Чем доступнее и точнее становилась это технология, тем больше микробиологов использовали её в своих исследованиях. Постепенно представление о составе микрофлоры человека изменилось — оказалось, она намного разнообразнее и таинственнее, чем думали раньше. Например, генов бактерий в нашем организме нашлось в 150 раз больше, чем наших собственных. В этом смысле человека можно считать суперорганизмом — не одним, а целой группой синергически взаимодействующих живых существ. Этот термин упоминается в книге американского биолога Родни Дитерта, сформулировавшего идею, что мы не только люди, но и микробы.

При этом состав микробиоты разных людей сильно различается — он зависит от образа жизни, факторов окружающей среды, питания и множества других аспектов, начиная с момента рождения человека. Этому феномену было посвящено большое европейское исследование, результаты которого опубликовали в журнале Nature в 2011 году — тогда учёные впервые выделили так называемые энтеротипы городских жителей со всей планеты. Оказалось, что у разных людей, независимо от континента и страны проживания, в кишечнике превалируют разные группы бактерий — например, бактероиды, руминококки и другие — и всё это разнообразие можно считать вариантами нормы. Но сегодня, спустя всего восемь лет после открытия, к энтеротипам обращаются всё реже — потому что накопился новый огромный массив данных, говорящий о ещё большем разнообразии микробиомов и их эффектов.

Главной и постоянно обновляемой базой данных о биологическом разнообразии организмов, живущих внутри нас, сегодня можно считать проект «Микробиом человека», который стартовал в недрах Национального института здоровья США ещё в 2007 году. Во время первой фазы проекта, которая продлилась до 2014 года, учёные изучали и описывали состав микробиоты кишечника, кожи, гениталий и других экологических ниш тела человека. Вторая фаза, которая продолжается до сих пор, посвящена исследованию влияния этой микрофлоры на наше здоровье. Если суммировать данные, полученные в ходе этого проекта и других исследований по всему миру, получится, что микробиом влияет примерно на всё. А особенно сильно мы зависим от состояния микрофлоры кишечника. В частности, она связана с аутоиммунными воспалительными заболеваниями: болезнью Крона и язвенным колитом, — но это только вершина айсберга. Микробиом кишечника может влиять на работу сердечно-сосудистой системы, повышать риск развития сахарного диабета, оказывать влияние на работу мозга и иммунной системы — например, эффективность терапии при некоторых онкологических заболеваниях сильно зависит от того, как на неё реагирует микрофлора кишечника.

Существует ли дисбактериоз
Мы знаем о микробиоме много, но пока не разобрались с главным — его реальным составом. Мы до сих пор не всегда понимаем, что видят супермощные машины для расшифровки генома. «Иногда, углубляясь всё дальше, мы находим тёмную материю — фрагменты ДНК, которые не можем приписать ни к чему живому, известному нам. Мы никогда не видели их раньше и не понимаем их природу. Таких участков — процентов 20-30 от всего метагенома организмов, живущих в нас», — говорит Ильина.

Логично, что если мы не понимаем состав нормальной микрофлоры, которая к тому же разная у всех людей, то никакого диагноза «дисбактериоз» существовать не может. В доказательной медицине его и нет. Хотя на постсоветском пространстве нежелательные эффекты антибиотиков любят объяснять дисбактериозом, пытаясь лечить последний, авторитетные медицинские организации называют их просто «ассоциированной с антибиотиками диареей»; в некоторых случаях речь идёт об острой инфекции бактериями Clostridium difficile, но опять же не о дисбиозе или нарушении баланса микрофлоры.

К сожалению, в постсоветских странах и диагноз «дисбактериоз», и рекомендации обследования на него можно встретить часто. Такую практику критикуют и учёные, и врачи. Гастроэнтеролог Алексей Головенко в своём телеграм-канале прямо пишет, что сегодня рекомендация «сделать посев кала на дисбактериоз» — индикатор бездоказательного подхода к диагностике и лечению: «Норму для количества разных бактерий в кале определили неизвестно как. Да и само понятие „нормального“ состава кишечной микрофлоры — чепуха. Микрофлора — штука поиндивидуальнее отпечатка пальцев». С ним согласна Ильина: «Думаю, в научной терминологии дисбактериоз приобретёт звучание, только когда мы перейдём на персонализированную медицину — будем с самого рождения и на протяжении всей жизни мониторировать человека и понимать, какая флора является для него нормальной, а когда возникает дисбаланс».

Ещё один сомнительный, но популярный исключительно в России тест на состав микрофлоры — ХМС-анализ крови, также известный как тест на микробиоту по Осипову. У каждого вида бактерий свой набор жирных кислот, и их можно идентифицировать с помощью хроматографии с масс-спектрометрией — именно на этой технологии основан метод учёного Георгия Осипова. Из крови выделяют жирные кислоты, идентифицируют и на основе полученных данных определяют состав микробиоты. Вопросы вызывает точность такого теста. «Какие-то жирные кислоты из микрофлоры кишечника действительно могут всасываться в кровь, но далеко не все, поэтому выборка получается нерепрезентативной», — объясняет Ильина.

Нужно ли искать свою норму
Во взрослой жизни (примерно с 18 до 65 лет) наш микробиом невероятно устойчив — к совершеннолетию он достигает равновесия и сохраняет его, несмотря на внешние воздействия — иначе мы бы просто не выжили. Это состояние микрофлоры кишечника считается доминантным (его ещё называют конституционным); состав микробиома при временных изменениях называют транзиторным, или преходящим. «Известно, что бактерии из пробиотических препаратов не приживаются, а проходят как транзиторная флора. Они могут дать кратковременный эффект, но не займут никаких экологических ниш», — говорит Ильина. После курса антибиотиков пробиотики иногда могут помочь чуть быстрее восстановиться, правда, не всем — исследования показывают, что люди по-разному реагируют на такое вмешательство в микробиом кишечника. Как бы то ни было, не стоит рассчитывать, что ежедневная порция живого йогурта изменит микрофлору в долгосрочной перспективе.

Чтобы понять хотя бы приблизительный состав своей доминантной микрофлоры, можно сделать генетический тест микробиоты. Загвоздка в том, что он показывает только текущий состав населения кишечника. Чтобы сравнить его в разных периодах и выделить «костяк», придётся сдавать такой тест несколько раз за год (а стоит он больше десяти тысяч). При этом пока непонятно практическое применение полученных знаний: диагностировать клинические заболевания можно другими, более доступными способами. Как отмечает Алексей Головенко в своём блоге, «Цель любого анализа — изменить схему лечения. Пока мы не можем „подсадить“ в кишечник конкретную недостающую бактерию. Никак. А значит, даже полноценный генетический тест микрофлоры нам пока не нужен».

Как заботиться о микробиоме
На сегодняшний день самый простой и доступный способ заботиться о микрофлоре кишечника — придерживаться здорового образа жизни и, как бы банально это ни звучало, прислушиваться к организму. Например, известно, что повышенное потребление сахара действительно может негативно влиять на микрофлору и способствовать активному размножению грибков Candida в организме. Но одним для этого достаточно кусочка торта, а другие не испытают проблем и от коробки пирожных, запитых фантой. Здоровый человек может отслеживать своё состояние после приёмов пищи, отмечая, на какие продукты организм реагирует особенно чувствительно. Но, конечно, при появлении проблем не стоит заниматься самолечением — нужно обратиться к терапевту или гастроэнтерологу.

В целом рекомендации по «уходу за микробиомом» для всех общие и на удивление совпадают с рекомендациями для поддержания здоровья в целом: есть побольше богатых клетчаткой овощей и злаков, не злоупотреблять сахаром, пить достаточно воды, хорошо спать и регулярно двигаться. А ещё с помощью еды можно улучшить себе настроение и бороться со стрессом — и речь здесь не о еде вроде мороженого, а о продуктах, которые помогают бактериям вырабатывать нейроактивные вещества и положительно влиять на работу нервной системы. В полезном списке всё те же богатые антиоксидантами ягоды и фрукты, насыщенный триптофаном сыр и бананы, орехи и рыба с высоким содержанием жирных кислот омега-3.

Гастроэнтерология

Добавить комментарий

Комментарий
Имя*
email*
Сайт:*